Menu

Метрофобия. Что это?

0 Comment

Можешь мне не верить, но полностью победить все свои страхи не просто возможно, а совершенно реально. Узнай как добиться этого самостоятельно и начать жить без страха!

Людмила Козина [] 6 лет назад Фобия - это боязнь чего-то. Метрофобия - это либо страх поэзии, либо боязнь езды в метро. В метро человек не чувствует себя в безопасности, возникает стрессовая ситуация,чувство ограничения личного пространства, отчуждения в толпе, а еще чудовищно грохочущий поезд из тоннеля. А вот боязнь поэзии - это просто некомпетенция и боязнь проявить ее в обществе. Человек просто не понимает смысла стихотворения,либо ему не знакомы какие-то факты или события,описанные в стихотворении. Не зря ведь Пастернак назвал поэзию"бегом дымящейся совести".

10 самых странных фобий

Страх сердце сжимает холодной рукой, Страх разрушает твой сонный покой, Ты убегаешь, не зная преград, Не зная дороги бежишь наугад. Ты с детства боялся слепой темноты, До смерти боялся немой пустоты, Ты вновь убегаешь не чувствуя ног, Страх и бессилье - твой главный порок. Ты так долго боялся толпы и молвы, Ты так долго боялся вражды и судьбы, Ты так долго боялся всего не успеть, Но время настало свой страх одолеть, Так сбрось же оковы и страх прогони, Ведь страх отбирает бесценные дни, Не глупо ль бояться, ведь жизнь коротка, Ведь смерть неизбежна, а цель далека.

Технофобия (от др.-греч. — искусство, мастерство и — боязнь, страх) — страх Их представители — поэты Уильям Вордсворт и Уильям Блейк — считали, что технологические изменения во время промышленной .

Ты помнишь ли, чудесная плутовка, Ту ночь, когда счастливою уловкой Обманут Аргус, стороживший дом, К тебе в объятья я попал тайком. От поцелуев защищала алый Свой рот напрасно ты на этот раз; И только к кражам приводил отказ. Внезапный шум ты в страхе услыхала, Смогла далекий отсвет увидать, И позабыла ты про страсть в испуге.

Но изумление заставило опять В моих руках сердечко трепетать. Я хохотал над страхами подруги: Я знал, что в это время стережет Восторги наши бог любви Эрот.

Страх не так ужасен как все думают :) Действующий способ совсем избавиться от всех без исключения своих страхов можно найти тут. Кликни по ссылке и прочитай как ты можешь это сделать!

Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил сервера и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о проекте и связаться с администрацией.

Кто убил Домбровского: шпана, КГБ или страх, въевшийся за годы однажды он разыграл поэта Чухонцева, рассказав, что слышал эти.

И вспомнил, но обнаружил, что нем и не способен рассказать о ней другим. Ему хотелось сказать им, как она устремилась к отдаленнейшим пределам и воспылала страстью вне его объятий. Она мучилась великой мукой, и сладость поглотила бы ее, не достигни она предела и не остановись. Но страсть длилась помимо нее и нарушала предел. Иногда ему казалось, что он вот-вот заговорит, но молчание длилось. Эта теория стремится исправить, деидеализировать привычные представления о роли одного поэта в формировании другого.

Еще одна ее задача — тоже связанная с исправлением — создание поэтики, способствующей развитию литературной критики, более соответствующей своему предназначению. В лежащей перед Вами книге историю поэзии практически невозможно отличить от поэтического влияния, поскольку историю эту творят сильные поэты, когда они, движимые стремлением расчистить пространство для своего воображения, перечитывают друг друга. Меня интересуют только сильные поэты, главные герои истории поэзии, выбирающие борьбу со своими предшественниками не на жизнь, а на смерть.

Таланты послабее идеализируют, а одаренные богатым воображением присваивают. Но ничто не дается просто так, и не бывает присвоения без сумасшедшего страха задолжать, ибо какой сильный мастер хочет осуществления того, что ему самому не по силам? Оскар Уайльд, сознавая свою неудачу в поэзии, вызванную бессилием перед лицом страха влияния, знал и мрачные истины влияния. Это страх влияния, и все же в этой сфере никакое обращение не может быть истинным.

Поэтический страх

Страху не место в пути, Смелость все стены сломает! Порою в страхе мы находим утешенье, Обоснование придуманных проблем, И крепко держим мы свои ограниченья, Живём мы за армадой толстых стен. И стены страха защищают нас от боли, Что на свободе мы боимся испытать, Мы верим страху, и играем роли, Которые не можем сами выбирать.

Эти стихи демонстрируют, что на поэтов оказывали влияние исламские ритуалы и предписания, страх перед религиозным наказанием.

Мне страх понятен, без сомненья: Не сразу можно без волнений, Или без капельки смятенья, И уж тем боле без смущений Войти в так малознакомый мир. Отцов мы не храним заветов И ждет нас неизбежный крах, Если и дальше мы, в смятении, В оковах страха, без оглядки, У эгоизма в заточении, С ответами играя в прятки Продолжим путь свой в никуда. Кругом все шум и суета. А несвобода наших будней В которой, по приказу Судий, Толпа сражается с толпой.

Ни раз и Данко появлялся, Что за собою вел народ.

Стихи СТРАХ. (Страх, Бессознательный страх)

Владимир Бондаренко Подробности бытия Поэзия Лидии Григорьевой - и впрямь на первый взгляд смотрится как прогулка по небесному саду. Сами названия её книг подталкивают к такому почти молитвенному прочтению: Это и реальный уютный небольшой садик в доме под Лондоном, где мне не раз приходилось бывать, и непрерывное любование садом в её стихах, как прообразом Божьего мира, да и вся её цветовая фотопоэзия на первый взгляд построена по принципу непрерывного цветения, отмирает один цветок, распускается другой… Но откуда же тогда берутся такие последовательные отречения от собственного сада?

Есть сад, и нет сада. Что скрывается за садомаскировкой в поэзии Лидии Григорьевой?

Журнальны Русского Журнала: День и ночь, №3 - Евгений Минин - страхи поэтической тропы.

В заповедных и дремучих страшных Муромских лесах Всяка нечисть бродит тучей и в проезжих сеет страх: Воют воем, что твои упокойники, Если есть там соловьи - то разбойники. В заколдованных болотах там кикиморы живут, - Защекочут до икоты и на дно уволокут. Будь ты пеший, будь ты конный - заграбастают, А уж лешие - так по лесу и шастают. И мужик, купец и воин - попадал в дремучий лес, - Кто зачем: По причине попадали, без причины ли, - Только всех их и видали - словно сгинули. Из заморского из лесу, где и вовсе сущий ад, Где такие злые бесы - что друг друга не едят, - Чтоб творить им совместное зло потом, Поделится приехали опытом.

Страх и смерть (Я в себе, от себя, не боюсь ничего...)

Но всё-таки попытки не бросайте. И те стихи, что здесь у нас на сайте, читайте. Их писал я от щедрот!

Одни испытывают перед кончиной ужас, страх, другие - смирение и спокойствие. Для одних смерть - наказание, для других - награда.

И вспомнил, но обнаружил, что нем и не способен рассказать о ней другим. Ему хотелось сказать им, как она устремилась к отдаленнейшим пределам и воспылала страстью вне его объятий. Она мучилась великой мукой, и сладость поглотила бы ее, не достигни она предела и не остановись. Но страсть длилась помимо нее и нарушала предел. Иногда ему казалось, что он вот-вот заговорит, но молчание длилось. Эта теория стремится исправить, деидеализировать привычные представления о роли одного поэта в формировании другого.

Еще одна ее задача — тоже связанная с исправлением — создание поэтики, способствующей развитию литературной критики, более соответствующей своему предназначению. В лежащей перед Вами книге историю поэзии практически невозможно отличить от поэтического влияния, поскольку историю эту творят сильные поэты, когда они, движимые стремлением расчистить пространство для своего воображения, перечитывают друг друга.

Меня интересуют только сильные поэты, главные герои истории поэзии, выбирающие борьбу со своими предшественниками не на жизнь, а на смерть. Таланты послабее идеализируют, а одаренные богатым воображением присваивают. Но ничто не дается просто так, и не бывает присвоения без сумасшедшего страха задолжать, ибо какой сильный мастер хочет осуществления того, что ему самому не по силам?

Оскар Уайльд, сознавая свою неудачу в поэзии, вызванную бессилием перед лицом страха влияния, знал и мрачные истины влияния.

Outerspace - World Of Fear

Жизнь вне страха не только возможна, а абсолютно реальна! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни тут!